?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Утром оказалось, что накануне мы сделали очень правильно, покатавшись на кораблике. Сегодняшняя погода была - ух!
Ледяной ветер просто сбивал с ног, а временами срывавшийся дождик добавлял острых ощущений.
Конечно, в любом другом случае я бы осталась дома. Но тут выбора не было: натянули ветровки, завязали под подбородками капюшоны покрепче - и вперед.
Гулять ногами дальше.



В принципе, потом распогодилось. Ветер разметал тучи, показалось солнце и в каком-нибудь закутке становилось даже и почти тепло.
Сегодня мы начали нашу "программу" с Литейного: оттуда вход в Фонтанный дом - музей Анны Ахматовой.

У Шереметевых в Петербурге было несколько дворцов. Этот назывался "Фонтанным домом", поскольку стоит на берегу Фонтанки.
У дворца есть своя, вполне интересная история. Построил его тот самый граф Шереметев, у которого был свой крепостной театр. Широко известна история романа графа и крепостной актрисы Параши Жемчуговой. Граф дал вольную ей и ее семье в 1801году и тогда же тайно обвенчался с ней в Москве. Позже он перевез ее в Петербург, в Фонтанный дом, где она заболела скоротечной чахоткой и умерла всего через три недели после родов.  Ее и графа сын, единственный наследник  Дмитрий Шереметев, служил в Кавалергардском полку (здание, позже переданное моему институту ЛИАП), увлекался музыкой и вообще искусством. Во дворце находилась мастерская Ореста Кипренского, куда приходил Пушкин позировать для портрета, ставшим его самым знаменитым портетом. После смерти Дмитрия Шереметева дворец отошел к его сыну Сергею, увлекавшемуся историей. Он был членом академии наук, председателем археографической комиссии и общества любителей древней письменности, написл множество статей по русской истории. В декабре 1917-го все шереметевские дворцы и усадьбы были национализированы. В декабре 18-го Сергей Шереметев умер, четверо его сыновей и зятья были репрессированы.
Но это все было гораздо позже, через много лет после смерти его бабушки Параши Жемчуговой. Сама Параша была похоронена в Александро-Невской лавре, а безутешный граф велел поставить в парке возле своего дома памятник ей с надписью:"«Я хочу видеть ее ускользающую тень"
Тот памятник не сохранился, но относительно недавно ей поставили вот этот памятник там же, во дворе Шереметевского дворца:




Параша Жемчугова:


Сейчас в Шереметевском дворце находится музей музыкальных инструментов. Говорят, очень интересный. И я бы хотела туда зайти, но - время, время!

Мы проходим мимо этого памятника по дороге к музею Ахматовой. Анна Андреевна жила тут почти 30 лет.
И хотя местом создания многих своих стихов она указывала "Фонтанный дом", но жила она отнюдь не в "дворцовых покоях", а в обычной квартире в доме, когда-то принадлежавшему дворцу, а потом многократно перестроенном. Эта квартира принадлежала семье ее мужа, историка Николаю Пунину. История отношений его и Анны Андреевны очень непростая, не уложишь ее в один пост, наверное. Потому что дело тут не только в датах и последовательности событий и любовей, а - во внутренней сложной логике отношений.
Здесь и контекст эпохи, и "контекст личностей". Все они - люди "ахматовского круга", были сами по себе людьми чрезвычайно неординарными, талантливыми и в личной жизни - очень непростыми.

Но если очень-очень пунктирно упомянуть об этой квартире, то тут жил Николай Пунин, человек энциклопедически образованный, историк, египтолог, ведущий сотрудник Русского музея - с женой Анной Евгеньевной и дочерью Ириной. В 1922 у него начинается роман с Ахматовой, а к тому времени она оказывается без крыши над  головой, т.к. ее подруга Ольга Судейкина, у которой Ахматова жила, эмигрирует во Францию. Ахматова переезжает к Пунину, но его первой жене выехать оказалось некуда - с одной стороны. А с другой - Пунин был искренне привязан к своей семье. Так они и жили довольно долго таким довольно странным, но вполне мирным "треугольником", пока Пунин не вернулся окончательно к своей семье. Дочь Пунина Ирина, а после ее дочь Анна (внучка Пунина) были привязаны к Анне Андреевне и очень много сил вложили для создания этого музея.
Из этой квартиры были арестованы в 35-м и Пунин,  и сын Анны Андреевны, Лев Гумилев. Арестов было несколько, в 3-ий раз Льва Гумилева арестовали в 38-м. Невозможно себе представить ту жизнь и что им пришлось перенести..
Отсюда в страшном 42-м были эвакуированы через Ладогу Пунин с семьей. Его внучка Анна вспоминает:
"
В самую страшную блокадную пору мы с дедом, мамой и моей бабушкой Анной Евгеньевной Аренс-Пуниной оставались в Ленинграде, в Фонтанном доме. Эвакуировались все вместе через Ладогу в феврале 1942-го. Уже перед самым Жихаревым наша машина ушла передними колесами под лед. Мама пошла на берег искать другой грузовик. Вокруг все горело; и дед, который от дистрофии не мог двигаться, все прижимал меня к себе, а у меня тлела шубка..."
Сюда в гости к Анне Андреевне приходили Мандельштам, Харджиев и многие-многие другие.
Здесь состоялась знаменитая встреча Ахматовой и Исайи Берлина.
Здесь были написаны "Реквием" и "Поэма без героя".

Музей сделан с огромной любовью, вниманием к деталям, пониманием личностей тех, кто тут жил когда-то. Сначала посетитель поднимается по обыкновенной лестнице обычного петербургского дома, подходит к двери квартиры..
Заходишь и дальше - идешь по квартире, проходя через все ее комнаты: прихожую, кухню, столовую, комнаты Анны Андреевны - она в разные годы жила в разных комнатах.
Какие-то детали в прихожей или на кухне вообще узнаваемы и из моего, например, детства. Какие-то явно исчезли из быта к 60-м.
Портреты и картины на стенах - оригиналы, принадлежавшие семьям Пуниных и самой Анны Андреевне






Одна из смотрительниц музея включила запись, где Ахматова читает свои стихи. Удивительное совершенно чувство: стоять в ее квартире, смотреть из окна на тот же самый двор, на который и она смотрела (ну, разве что липы разрослись) и - слушать голос Анны Андреевны.
В одном из залов - интерактивная экспозиция: за стеклом - книги с автографами, разные артефакты, принадлежавшие Ахматовой. А если тронуть черную панель, расположенную по периметру под витринами, то высвечиваются строки стихов, цитаты из писем, описание предмета.

Вот, например, флакон из-под духов.




И строки из "Поэмы без героя":
"..И снова
Выпадало за словом слово,
Музыкальный ящик гремел.
И над тем флаконом надбитым
Языком кривым и сердитым
Яд неведомый пламенел.


Прекрасная актриса и "ахматовка" Алла Демидова в своей замечательной книге "Ахматовкие зеркала" пишет:
"..здесь: "флакон" - это старинный флакон, принадлежавший Судейкиной, который в их совместном с Ахматовой быту окружался ассоциациями из стихотворения Бодлера "Флакон". В стихотворении были такие строчки:

"Бывает, что ларец диковинный открыв
(Заржавленный замок упорен и визглив),
Иль где-нибудь в углу, средь рухляди чердачной
В слежавшейся пыли находим мы невзрачный
Флакон из-под духов: он тускл, и пуст, и сух,
Но память в нем жива, жив отлетевший дух.
Минувшие мечты, восторги и обиды,
Мечты увядшие - слепые хризалиды,
Из затхлой темноты, как бы набравшись сил,
Выпрастывают вдруг великолепье крыл.
В лазурном, золотом, багряном одеянье,
Нам голову кружа, парит Воспоминанье.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Там оживает тень любви похороненной,
Прелестный призрак, прах, струивший аромат".
А слова "яд неведомый пламенел" тоже реминисценция из бодлеровского стихотворения, где автор уподобляет себя или свою книгу "Цветы зла", откуда взято это стихотворение, брошенному и забытому "надтреснутому" флакону, в котором когда-то была душа -
"…злое зелье,
Яд, созданный в раю…
О, сердца моего начало и конец!"

"Музыкальный ящик" раньше принадлежал Сергею Судейкину и наигрывал вальс Штрауса. И, как говорят специалисты, дольники с преобладанием анапеста, которыми написана "Поэма", ассоциируются с вальсовой стихией.
"А во сне мне казалось, что это
Я пишу для кого-то либретто,
И отбоя от музыки нет."

В одной только этой комнате с артефактами можно было бы провести не один час.
А какие в этом музее смотрительницы! Чувствуется, что они искренне любят Ахматову и ее творчество, и знают и ее жизнь, и ее окружение - практически как своих родственников.
На самый простой вопрос получаешь в ответ чуть ли не экскурсию. Я вот, например, знала, что "Реквием" Анна Андреевна писала, прочитывала каждый новый написанный отрывок Лидии Чуковской и после того как обе убеждались, что она его выучила наизусть, рукописный оригинал немедленно сжигался. Лидия Корнеевна, придя домой, записывала стихи по памяти и прятала в тайник. Но оказалось (а я этого не знала, например), что Анна Андреевна то же самое делала еще с одиннадцатью близкими ей людьми. Т.е. о поэме знали, и ее хранили 12 человек. И ни один из них ничего не знал о других "хранителях". И ни один из них не донес и не выдал - что уже много в те страшные дни.

В-общем, мне было страшно жалко оттуда уходить. Я бы еще и почитала, и поговорила бы со смотрительницами музея. Но - нам было пора!
Короче, если кто будет в тех краях и будет время, то я очень-очень рекомендую этот музей.

Вышли во двор шереметевского дворца, немножко погуляли по дорожкам среди старых лип, кленов и цветущего жасмина. И снова на Литейный.



Идем мимо Михайловского замка (зайти - времени нет :( ),



Михайловского сада (погулять - времени нет :( )





Переходим через Мойку...



Идем к следующему "пункту" нашей программы, а Фонтанный дом меня никак не отпускает..

После ночного разговора Ахматовой с Исайей Берлиным в Фонтанном доме:

"Истлевают звуки в эфире,
И заря притворилась тьмой
В навсегда онемевшем мире
Два лишь голоса: твой и мой.
И под ветер незримых Ладог,
Сквозь почти колокольный звон,
В легкий блеск перекрестных радуг
Разговор ночной превращен"

Tags:

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
justnat
Jun. 19th, 2016 10:56 pm (UTC)
Прекрасный маршрут.
И вот задумалась совершенно о постороннем, как странно порой сохраняются в истории имена. Вряд ли кому-нибудь, например, придет в голову сказать "Наташа Гончарова" или "Аня Ахратова". А вот Жемчугова всегда "Параша".
korolana
Jun. 20th, 2016 10:10 pm (UTC)
Да, действительно.
sestra_milo
Jun. 20th, 2016 02:08 am (UTC)
Спасибо, очень интересно!
korolana
Jun. 20th, 2016 10:08 pm (UTC)
Рада, что понравилось :)
( 4 comments — Leave a comment )